Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

я

АЛЖИР. АРАБСКАЯ СВАДЬБА

Моя первая зарубежная поездка состоялась в 2001 году в Алжир. Тогда там шла гражданская война, да и сейчас, в свете последних событий, спокойней в Северной Африке не стало. Тем не менее в 2001 году в столице Алжира состоялся всемирный фестиваль молодежи, куда я в составе российской делегации и отправился.
Подробности фестивальной жизни напишу позже, а пока позволю себе лишь один эпизод, который мне запомнился больше всего.
Наш новый приятель бербер по национальности, с восточным именем Лунис оказался очень проворным парнем. После многочисленных экскурсий по Алжиру он неожиданно пригласил нас на арабскую свадьбу. Мне как дипломированному историку было очень интересно посмотреть на местные обычаи, а моим товарищам по-моему просто было интересно все в необычной африканской стране.
Как позже пояснил наш провожатый, русские на свадьбе – это к удаче.
Ну, раз мы сами талисман, то и поехали без подарка. Тем более, что дарить было особо нечего, да и не знали, что принято делать в таких моментах.
Приехали мы часам к 16 в какой-то ресторан на побережье Средиземного моря, уселись за стол вместе с другими гостями (все мужчины). Стали кушать. На столе было много разных закусок, в основном все острое и в пищу для нормального русского человека непригодное. Из съедобного были фрукты, щи и тушеная баранина. Мой друг из Пензы Алексей решил попробовать для остроты ощущений маленький продолговатый перчик зеленого цвета, толщиной с обычную спичку. Когда он откусил, я почему-то тоже решил рискнуть (стадный инстинкт)). Правда я был более осторожен и откусил совсем маленькую часть, величиной со спичечную головку.
Осторожность моя была оправдана.
Во рту я ощутил непередаваемый вкус африканской пустыни. Жгло все. Язык одеревенел и отказывался шевелиться. Одного взгляда на своего друга хватило, чтобы понять всю глубину внезапно охватившей нас катастрофы. Слезы лились из глаз и только гордое имя русского человека не давало нам возможности заорать на всю свадьбу благим матом.
Дальше еще интересней. Перед нами стояли горячие щи и кока-кола. После пробы того и другого мы поняли, что состояние открытого пламени у тебя внутри только усиливается.
События развивались так стремительно и наша молчаливая синхронная жестикуляция была так убедительно энергична, что весь стол замер и стал молча наблюдать за «непонятными русскими».
Первыми очнулись наши товарищи. Они разом пододвинули нам со всего стола тарелки с арбузом.
Арбуз – это добро.
После пары тарелок красной мякоти вернулось дыхание и чувство юмора.
В общем, перекусили.
Все это время в соседнем зале постоянно раздавались громкие крики и пение. Подозревая, что веселье пройдет мимо нас, мы поинтересовались у Луниса, что там происходит.
Оказалось, что по местным арабским обычаям до пяти вечера на свадьбах гуляют только женщины, а после пяти они уходят домой и вот тут-то наступает черед мужчин. Мужское население гуляет до утра.
После пяти пришло время «веселью». Женщины ушли и нас завели в танцевальный зал.
Арабский мужской танец представляет собой микс лезгинки и брейк-данса под песни какого-то старца и его «дутара». Как выяснилось позже, это был знаменитийший арабский «бард», со своими песнями про отвагу и любовь.
К нашему разочарованию, алкоголя на столах не было никакого. Так мы сидели как почетные гости в центре зала, внимательно слушали, смотрели, улыбались, пили чай, кофе, колу… а время уже близилось к часу ночи.
Наконец, мы не выдержали и потребовали спиртное.
Поначалу хозяева отнеслись с непониманием к нашей просьбе, но Алексей из Пензы (известный манипулятор) заявил, что без вина мы, русские – свадебный талисман − просто уйдем и у молодых так и не наступит семейного счастья.
Тогда все быстро изменилось.
Прямо перед рестораном, на самом берегу Средиземного моря нам был постелен шикарный ковер, который накрыли фруктами и чудесным розовым алжирским вином.
Романтика. Ночь. Позади весь в огнях шумный ресторан, впереди бескрайнее спокойное море, вдали маленькие огоньки рыболовецких судов и разговоры о том, что все-таки это прикольно бороться с капитализмом на берегу Средиземного моря, твердо сжимая в правой руке бутылку молодого розового алжирского вина.