?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

КАК Я ПОПАЛ В ПОЛИТИКУ

Что же заставило меня заниматься политикой? Первый раз на этот вопрос мне довелось отвечать в далеком феврале 1999 года, когда меня и нескольких моих товарищей принимали в компартию. Тогда в своем заявлении я искренне писал, что не согласен с курсом проводимых реформ в России и считаю, что все реформы 90-х гг. принесут только несчастия и горе подавляющему большинству жителей нашей страны, что терпеть унижения от властей не намерен и поэтому готов приложить свои силы для свержения этого строя. Однако для полноты картины стоит рассказать всю историю, которая привела меня в коммунистическую партию.
Родился я в поселке Безенчук, что в Самарской области. Очень уютный небольшой, вполне обжитой городок. В советское время он был даже одним из промышленно развитых районных центров тогда еще Куйбышевской области. Помню, как после армии в 1995 году с дипломом радиомеханика я пришел на одно из чудом уцелевших в Безенчуке предприятий под названием ЖБИ № 8 и устроился работать туда электриком. Через полгода в связи с производственной необходимостью был переведен в котельную завода слесарем контрольно измерительных приборов и автоматики или, как тогда называли, КИПиА.
Экономика страны в то время трещала по швам под напором приватизации. Не стоял на месте и родной завод. Его приватизировали, а примерно через полгода, после моего трудоустройства у него отобрали мою любимую котельную и перевели в муниципалитет. Разумеется, вместе с работавшими там тружениками. Надо отметить, что котельная та была непростой. Огромное здание с семью котлами высотой с двухэтажный дом каждый, плюс огромная мазутная станция, которая снабжала топливом котельные в большей половине района. В общем, вполне приличное хозяйство. К тому же мы обеспечивали теплом и горячей водой не только всю западную промзону Безенчука, но и половину жилых домов поселка с населением почти в 30 тысяч человек.
Все вроде шло как обычно в 90-е годы: задержка зарплат, отсутствие моющих средств и спецодежды на предприятии… В общем, хочешь – работай, хочешь – иди… отдыхай. И вот в один прекрасный день, когда сообщили в очередной раз, что без зарплаты придется потерпеть еще пару месяцев, я дал слабину. Нервы не выдержали и я поехал в Самару встретиться с профсоюзными активистами, расспросить, что да как. Скажу честно – вернулся окрыленный. Оказывается, на тот момент в КЗОТе еще была вполне определенная процедура возврата кровно заработанных денег – через создание профсоюзной организации и ареста по ее требованию счетов предприятия-должника.
И вот в самом начале лета 1998 года в самый обычный обеденный перерыв мною было проведено вполне необычное организационное собрание. Прямо в слесарной курилке мы начали создавать свою рабочую организацию. Мужики по-разному отнеслись к этой затее. Простой народ тогда уже не верил в возможность какого-либо улучшения, хотя и терять большинству было уже нечего. У всех были семьи, и их надо было как-то кормить. В результате десятиминутного совещания возглавлять вновь созданный профсоюз как «признанному эксперту» поручили мне. Должен признаться, что в свои 24 года руководить этим рабочим союзом, далеким от политкорректности, мне было не просто, тем более учитывая возраст членов профсоюза – в среднем от 40 до 60 лет.
Внимательно изучив трудовое законодательство, я по-быстрому провел регистрацию своей профсоюзной организации, а затем незамедлительно арестовал счета своего любимого предприятия. С этого момента по закону все поступающие ему деньги переводились уже на счет нашего альтернативного профсоюза для погашения задолженности по зарплате. Главный бухгалтер, «хорошая знакомая» директора нашего предприятия, первое время всячески сознательно коверкала мою фамилию, однако после того как предмет ее деятельности исчез по известной причине, сразу выучила не только мое имя, но и отчество.
Удивительная вещь – эта экономическая мотивация. Всего за каких-то три месяца наш профсоюз вырос аж с 15 до 250 человек! Дальше – больше. Не прошло и четвертого месяца как я узнал, что лишен премии, причем за какой-то там сгоревший не в мою смену электродвигатель. Продолжения ждать я не стал. Выяснил, кто депутат по нашему округу в Губернской думе, договорился о встрече и вновь поехал. В то время нашим депутатом оказался член КПРФ Николай Петрович, как позже я узнал – Малахов. До сих пор сохранил к нему уважительное и даже дружеское отношение. Николай Петрович занимал тогда пост зампредседателя комитета по бюджету. Поэтому его «встречи» с работниками нашей котельной, со своими избирателями, были как кость в том самом месте у главы нашего района. Моего начальника стали регулярно вызывать «на допросы» к главе, да и вправлять мозги по поводу моей скромной персоны. Говорили о нецелесообразности преследования меня и всякое такое. Только мои работяги уже почувствовали «вкус крови» и стали мне выговаривать, что было бы неплохо новые рукавицы организовать, да по куску мыла добавить. В то время я частенько вспоминал сказку про золотую рыбку Пушкина, прочитанную мною еще в далеком детстве. Только я не рыбка, а жизнь наша безенчукская – не сказка!
Методы давления на администрацию предприятия мною выбирались самые простые, но эффективные. Приходил к директору и говорил спокойным голосом:
– Петрович, работники новые рукавицы просят, старые то давно в дырах.
– Хорошо, – говорит Петрович. При мне набирает номер главного бухгалтера, советуется.
– Извини, – говорит – денег сейчас нет, пусть потерпят.
– Конечно, Петрович, говорю я. Все понимаю, только ты сам им скажи, а то у меня духу не хватает.
В этот момент я спокойно отходил к входной двери, открывал ее и садился в угол на стульчик. Дальше кабинет Петровича мгновенно заполнялся женщинами чуть за сорок, которые, не слыша, да и не слушая друг друга, в крайне громкой форме высказывали Петровичу все про него, про себя, про рукавицы, про котельную, про страну… Кричали одновременно, много и быстро. Со стороны эта сцена могла показаться бесконечным во времени и пространстве хаосом. Но только со стороны. Лицо директора постепенно меняло свой цвет от бледно-розового через желто-зеленый до свинцово-лилового. И в этот самый момент по моему сигналу все резко затихали. Петрович снова брал телефон и звонким металлическим голосом произносил своему главбуху только одно слово: ВЫДАТЬ!!
Предусмотрительно за пару шоколадок выстроив отношения с секретаршей директора, я, пожалуй, был единственным из всех, кто всегда знал, когда директор «на месте». Это позволяло мне довольно оперативно реагировать и собирать свою «бригаду» женщин для очередного жесткого «рэкета» руководства.
К моему удивлению, народ в управлении предприятия с большим хоть и скрытым энтузиазмом отнесся к моим маленьким победам. Когда я входил в здание управления и шел по длинному коридору сначала по первому этажу, а потом по второму, вдруг по очереди начинали открываться двери и со словами: «Можно вас на минуточку», – меня увлекали минут на пять-десять внутрь очередного «высокого кабинета». За это время я узнавал все, что происходит в нашем «королевстве»: кто списал новое оборудование; куда делись деньги от сдачи старого коллектора на металлолом и так далее. В общем, через пару месяцев у меня образовалась вполне приличная папка с «показаниями» работников ИТР друг на друга. Я, правда, не понимал, зачем мне все это было нужно, но здоровый инстинкт подсказывал: собирай, пригодится.
При всех «положительных» качествах моих «заводских друзей» в моем личном «черном» списке оставалось всего три фамилии: директора, главбуха и главного инженера. Если «главбухша» – бывший повар с удостоверением бухгалтерских курсов, меня не любила из-за возрастающего моего влияния на директора, то остальные двое просто не понимали, что вокруг происходит. Почему по телевизору твердят о тотальном бесправии граждан, а в их родной компании молодой электрик вытворяет, бог знает что? Так, с обоими у меня и не сложились доверительные отношения. Видимо их мысль была проста: парень сам по себе, родители – простые работяги, что с него взять, надо будет – всегда уволим.
И пошло, поехало. Давили мы друг друга, только треск стоял. Вскоре после приезда депутата Малахова начальник котельной (с его слов бывший десантник) собрал всех на толковище, где с помощью своих штрейкбрехеров решил меня публично унизить и, доказав мою духовную слабость, разогнать весь профсоюз в зад по курилкам. Собрание длилось минут тридцать. Даже не знаю, как бы я повел себя, если бы не моя служба в армии. Только таких «специалистов по социальным коммуникациям» видеть приходилось на армейской службе не один раз. Видимо мое выступление-экспромт произвело достаточное впечатление на участников этого мероприятия. В результате численность профсоюза после публичного выяснения отношений выросла процентов на десять.
Успехи, конечно, кружили голову. Все было новое: социальные эксперименты, страх, смешанный с восторгом в глазах своих братьев-работяг, социальный статус Робин Гуда деревенского разлива. Но останавливаться на полпути было уже поздно. Думать в таких ситуациях некогда, главное, не забывать основную мысль: как только перестаешь наступать, тебя сразу начинают давить. Радовало, что никто не знал как себя вести, и всем приходилось играть по моим правилам. Отношения с начальником котельной совсем испортились, и в попытке хоть как-то отвлечь от меня его внимание вышеуказанная папка с компрометирующими материалами была передана в местный ОБЭП. Начальник котельной с тех пор даже не смотрел в мою сторону, чем вконец запутал собственных штрейкбрехеров и те, с видом глубоко уважения и интереса к общему делу также влились в ряды членов нашего профсоюза.
В кратчайшие сроки на основе полученных от моих друзей из самарских профсоюзов образцов коллективных договоров, был разработан и коллективный договор нашего предприятия. В то смутное время такой договор был своего рода конституцией предприятия. Он состоял, примерно, из шестидесяти листов, из которых следовало, что администрация предприятия должна своим работникам всегда и все, всерьез и надолго. Будучи не уверенным в том, что примутся все «нужные» статьи, я без стеснения вставлял в договор максимальное количество требований. Каково же было мое удивление и удовлетворение от содеянного, когда на общем собрании трудового коллектива колдоговор был принят без изменений. Общее собрание проходило слаженно и предсказуемо, поскольку к тому времени мне уже удалось объехать все населенные пункты, куда мы поставляли мазут и принять накануне местных работников в наш профсоюз. Полный зал делегатов и президиум из трех человек, в числе которых – директор предприятия, главный инженер и ваш покорный слуга. По каждому пункту шло голосование. Весь зал голосовал «за», и только двое из президиума были «против».
Теперь конечно я понимаю, что действовал по отношению к руководству слишком жестко, но на селе выживает только тот, у кого есть стержень. В то время как стержень моего директора надломился окончательно, и Петрович, который и ранее злоупотреблял спиртным, а после организации профкома совсем перестал просыхать, члены моего профсоюза стали регулярно получать спецодежду, мыло, зарплату и даже молоко за вредность, которое они уже не видели лет, эдак, шесть! Те из них, кто проживал в частном доме, начал получать за счет конторы машину для подвоза дров или угля и для похорон в случае смерти родственника. А также прочие социальные гарантии, которые за пределами нашего предприятия давно канули в вечность. «Просто социализм какой-то в отдельно взятом предприятии !» – часто выговаривали соседи моей матери.
После принятия коллективного договора утром я пришел на любимую работу и встретил группу своих товарищей. На мой вопрос: «Чего за собрание, вроде санкцию никто не давал?» – соратники начали по очереди высказываться: «Надо гараж продать», «помочь имущество разделить», «рассказать в какой институт сына отдавать», – и так далее и тому подобное. На мои жалкие доводы, что я не юрист, трудящиеся отвечали дружным смехом со словами: «Мы знаем какой ты «не юрист». Пришлось в итоге попросить приятеля студента-юриста приходить по определенным дням и вести бесплатные консультации. К тому моменту я уже достаточно хорошо был знаком с руководителем Безенчукского райкома КПРФ, ныне доктором сельхоз наук Валерием Сюковым, который частенько давал мне дельные советы по поведению в трудных ситуациях. Видя нашу активность и решительный настрой идти до конца, Валерий Владимирович предложил мне и моим соратникам помощь областной партийной организации. Раздумывали мы не долго. Подумайте сами, с одной стороны – быть маленьким коллективчиком в масштабах области, с другой – частью всероссийской политической организации. Так мы и стали молодежным крылом Безенчукского райкома КПРФ. И организовалось нас человек двадцать молодых людей, и не было у нас ни страха, ни смущения…
Тем временем, не имея возможности наказать меня за дерзость, руководство предприятия стало пытаться отыгрываться на членах нашего профсоюза – лишать их премии. Только мы уже были к этому готовы. Выяснив, кто из депутатов теперь уже Государственной Думы избран по нашему округу, я, разумно полагая, что встреча с избирателями – дело для депутата полезное, поехал на встречу с ним. Депутатом оказался опять коммунист – Владимир Леончев – житель Новокуйбышевска, в прошлом токарь шестого разряда. Владимир Александрович прекрасно справился с возникшей задачей. Наняв «Газель», мы смогли провести ряд встреч по деревням Безенчукского района. Глава района, совсем обезумев, сильно ругал моего директора. Да уж, не каждая деревня похвастает посещением целого сенатора. Все-таки в этот раз приезжал человек из Москвы – Ельцина видел и прочее. Закончилось турне Леончева в актовом зале ЖБИ № 8, куда пришли жители района, труженики и практически все руководство окрестных предприятий и администрации. А в конце Владимир Александрович свое полуторачасовое выступление о внутренней бесперспективной политике государства закончил неожиданной для меня фразой: «Если у кого остались вопросы к Правительству РФ можете передать через моего официального помощника – Крючкова Валерия!» После этого – немая сцена. В глазах руководителей предприятий и муниципальных служащих читались грусть и животный испуг, как будто им сам товарищ Куйбышев в очередной раз провозгласил об установлении Советской власти.
Руководство в глазах простого труженика было опять поставлено «на колени». После публикации моей статьи в местной газете с революционным заголовком о необходимости радикальной самозащиты трудящихся, сотрудники уже других предприятий стали смотреть с интересом на социальные завоевания соседей. Пришлось внести дополнительный пункт в Устав профсоюза, разрешавший вступать в профсоюз работникам и других предприятий. К тому же совершенно случайно удалось влезть под «крышу» официального профсоюза, как сейчас помню, работников агропромышленного комплекса. Так, мои коллеги получили возможность пользоваться всякими путевками и другими льготами.
Время шло, противостояние разгоралось. Только было совершенно непонятно, сколько еще действующая власть будет терпеть мою активность. Каждая из моих инициатив все сильнее и сильнее ударяла по бюджету предприятия. Моя «Парижская коммуна» существовала уже более полугода. Слесаря и операторы, вконец обнаглев, через день предлагали мне перекрыть железную дорогу Самара–Москва. На мой вопрос зачем, отвечали по-простому: «А в знак солидарности с шахтерами Кузбасса!» Видимо, задним умом я понимал, что все-таки не стоит преувеличивать уровень терпения уже областных властей, и старался несколько смягчить этот «фейерверк» революционных порывов, убеждая товарищей, что мы итак имеем, все что хотим. К тому же для столь решительных действий требуется особая подготовка и опыт, которого мы к тому времени не имели.
Наконец, власть решилась уволить для начала двух-трех человек без моего согласия. А по закону это запрещалось категорически, даже если они тупо пили и не ходили на работу! Сам не верил до последнего, однако когда судья задал мне вопрос о моем согласии на увольнение, я на всякий случай сказал, что моих людей преследуют по политическим мотивам и согласия своего на увольнение не давал. Судья провел заседание всего за пятнадцать минут. Работники были восстановлены, руководство посрамлено, противостояние на предприятии прекратилось.
Чтобы как-то поучаствовать в управлении масс, директор даже предложил создать первичную организацию КПРФ на предприятии, разумеется, с его участием. Посоветовавшись со своими товарищами, приняли решение на всякий случай отказать. Не хватало, чтоб у Петровича появилась возможность влияния на меня и моих активистов. С каждым днем сила профсоюза на нашем предприятии увеличивалась, а вместе с ним и влияние КПРФ. Надо сказать партийные газеты среди рабочих я уже раздавал давно. Даже начал проводить дискуссии по социально-экономическому развитию России. К тому времени мои знакомые постоянно меня доставали вопросом о моем дальнейшем политическом будущем. Что им отвечать я не знал, да и не видел я тогда никаких особых политических перспектив в своем Безенчуке.
Однако шел уже 1999 год, и политическая ситуация в стране складывалась непростая. После многочисленной череды сменявших друг друга премьер-министров на эту должность назначили Путина. В этот момент первый секретарь российского комсомола Игорь Маляров – тогда депутат Государственной Думы от КПРФ заявил о своей поддержке Путина на предстоящих выборах Президента России. Разумеется, Коммунистическая партия была против и не могла остаться без молодежной структуры накануне президентских выборов. На самом партийном верху было принято решение провести организационные конференции в регионах по восстановлению комсомола. Так как Самарская областная комсомольская организация почему-то очень поверила тогда Путину, приняла сторону Малярова и пошла на разрыв с КПРФ. В этой ситуации возникла острая необходимость создать новую областную молодежную коммунистическую организацию.
Тем временем слухи об активизации партийной молодежи в Безенчукском районе дошли до Валентина Романова, то есть до руководства областной организации КПРФ. Позднее я узнал, что за моей спиной уже активно шли переговоры о моем переезде в Самару с прицелом привлечь меня к созданию нового комсомола. И меня пригласили на учредительную конференцию комсомольской организации Самарской области под предлогом моей подкованности в делопроизводстве. Когда же конференция подошла к завершению, и подняли вопрос, а кто же собственно возглавит столь благородную миссию? Мне даже стало как-то не по себе, когда я услышал собственную фамилию. Но глядя в уверенные лица своих земляков, которые одобрительно подначивали всех присутствующих к избранию моей кандидатуры, я решил: будь, что будет! а почему бы и нет?!
Так мне пришлось расстаться со своей любимой котельной. Разумеется, я провел отчетное профсоюзное собрание. Благо отчитаться за год профсоюзной деятельности было чем. Программа минимум была выполнена – зарплату работники получали теперь вовремя. Подобрал вместо себя кандидатуру нового председателя профкома и с чувством выполненного долга покинул свою малую Родину.
Впереди меня ждала уже настоящая политическая жизнь, которая наполнялась беспрерывными кампаниями; незабываемыми встречами с яркими людьми: президентом Венесуэлы Уго Чавесом, бывшим председателем КГБ СССР Семичастным, Геннадием Зюгановым; интересными поездками по всей стране и не только… Но, как принято говорить в таких случаях: это уже совсем другая история.

Comments

( 38 комментариев — Оставить комментарий )
analizator_sam
13 июн, 2011 16:38 (UTC)
Поведай, как с В.С.Романовым встретился...
Типа Ленин и Печник:

Но печник - душа живая,-
Знай меня, не лыком шит!-
Припугнуть еще желая:
- Как фамилия?- кричит.

Тот вздохнул, пожал плечами,
Лысый, ростом невелик.
- Ленин,- просто отвечает.
- Ленин?- Тут и СЕЛ старик.
valerakruchkov
14 июн, 2011 12:47 (UTC)
Re: Поведай, как с В.С.Романовым встретился...
Понравилось?))
valerakruchkov
14 июн, 2011 19:47 (UTC)
Про В.С. Романова и прочих персонажей, сыгравших большую роль в моей жизни напишу позднее, как на пенсию уйду. Партийная этика не позволяет. Спасибо за понимание.
analizator_sam
15 июн, 2011 06:11 (UTC)
Самарские Зюгановцы - от Романова до Лескина...
Валентин Степанович - наш Самарский Ленин... беспощаден к врагам Партии - любвеобилен с единомышленниками...
Рассказал бы о формировании финансовых потоков, о подковерной борьбе за их владением, о тайных соглашениях с антинародной властью, о собственных взлетах и падениях карьеры...
Весь цимус Самарского Коммунизма в ЭТОМ!..
analizator_sam
22 июн, 2011 20:01 (UTC)
С Красным Днем Рождения!
Орленок, Орленок - блесни опереньем, собою затми Белый Свет!..
Мы живем на улице Ленина и крышу у нас срывает время от времени!..
Цель любого коммуниста - быть захороненным рядом с Вождем Мирового пролетариата... для ЭТОГО стоит жить и бороться - за счастье простых людей, созерцающих навороченное имущество партноменклатуры...
togliatty
6 авг, 2011 08:49 (UTC)
Валерий, ты очень грамотно поддерживаешь образ "механизатора". Жму руку))) А фраза "за пару шоколадок выстроив отношения с секретаршей" - вообще показывает всю твою сущность))) Это я без наезда) У меня телефон сломался. Снова новый - набери меня!
netesov
3 ноя, 2011 21:32 (UTC)
Не тривиальная история, однако :)
Молодец! Рисковый товарищ. Хорошо, что цел остался.
valerakruchkov
3 ноя, 2011 21:41 (UTC)
Re: Не тривиальная история, однако :)
Спасибо. Реакция хорошая ))
vanka4
5 май, 2012 09:50 (UTC)
А как вы к Зюганову относитесь? Поделитесь вашим мненим о нём, дайте ему оценку
valerakruchkov
5 май, 2012 19:01 (UTC)
За судьбой Геннадия Андреевича я слежу давно. Отношение к нему меня непростом. Предлагаю со своей стороны написать отдельный пост по этому поводу. Скажем завтра.
(без темы) - vanka4 - 6 май, 2012 04:03 (UTC) - Развернуть
kolobok1973
23 июл, 2012 23:01 (UTC)
Врать нехорошо, особенно коммунисту:((.

"В этот момент первый секретарь российского комсомола Игорь Моляров – тогда депутат Государственной Думы от КПРФ заявил о своей поддержке Путина на предстоящих выборах Президента России"

Во-первых, фамилия Игоря - Маляров. Когда пишете о ком-то неправду, неплохо бы поинтересоваться написанием фамилией человека, о котором Вы лжёте.

Во-вторых, Игорь никогда не был депутатом Госдумы. Депутатом Госдумы 2-го созыва, представителем РКСМ во фракции КПРФ была я.

В-третьих, никогда ни Игорь, ни кто из РКСМ не поддерживал Путина. Мы - коммунистическая организация. Наша официальная позиция доступна и общеизвестна. Сомневаюсь, что Вам это сказали старшие товарищи по КПРФ - при всех наших непростых отношениях, до прямой лжи из них редко кто опускается.

Мне хотелось бы думать, что Вы не сознательно искажаете действительность, а просто введены кем-то в заблуждение или пишете так от недостатка информации. В любом случае просила бы Вас убрать недостоверную информацию из Вашего поста - это все-таки Ваша самопрезентация, её читает много людей, и очень неприятно, если у них будет складываться превратное представление и о нашей организации, и о выдающемся человеке, которым был покойный Игорь.

С уважением, Д.Митина,
первый секретарь ЦК РКСМ.

Edited at 2012-07-23 23:02 (UTC)
valerakruchkov
23 июл, 2012 23:11 (UTC)
Дарья, я Вас помню. Хотя про Ваше депутатство я не писал. Фамилию Малярова исправлю. А про поддержку Путина я наслушался от десятков простых жителей Самары и не только. К сожалению видеовыступления Игоря у меня нет, но память меня не подводит. И напрасно Вы меня упрекаете. Я к Игорю всегда нормально относился.
А про то, почему понадобилось создавать еще один комсомол напишите свою версию или дайте ссылку. Думаю это важно не только мне.
(без темы) - kolobok1973 - 23 июл, 2012 23:30 (UTC) - Развернуть
(без темы) - valerakruchkov - 23 июл, 2012 23:42 (UTC) - Развернуть
(без темы) - kolobok1973 - 23 июл, 2012 23:55 (UTC) - Развернуть
(без темы) - valerakruchkov - 23 июл, 2012 23:58 (UTC) - Развернуть
(без темы) - kolobok1973 - 24 июл, 2012 00:01 (UTC) - Развернуть
(без темы) - valerakruchkov - 24 июл, 2012 00:07 (UTC) - Развернуть
(без темы) - valerakruchkov - 23 июл, 2012 23:21 (UTC) - Развернуть
(без темы) - kolobok1973 - 23 июл, 2012 23:32 (UTC) - Развернуть
(без темы) - valerakruchkov - 23 июл, 2012 23:44 (UTC) - Развернуть
(Анонимно)
24 июл, 2012 08:53 (UTC)
Дарья, ваша агония очевидна. Но даже это не может вас оправдать. Валера - человек глубочайшей силы. Наверное, это позволило ему ни разу не отклониться от внутреннего стержня. Я была рядом с ним в Комсомоле (СКМ) и своими глазами видела, как он из ничего, вопреки, создал удивительную организацию, поставил на ноги не один десяток молодежи. Кстати, сам при этом будучи еще очень молодым...
Поэтому вы прежде чем трепаться про мизинцы вспомните: а судьи кто?
И что это вы так быстро и безмолвно ушли от темы создания СКМ при по-вашему зевом РКСМ?
Фу, как мерзко!!!
oleg_kulagin
12 сент, 2012 22:52 (UTC)
Хорошая история! Вот такие лидеры и должны наводить порядок в стране...
valerakruchkov
12 сент, 2012 23:04 (UTC)
Если Вы про меня ), то я себя лидером не считаю и уж героем тем более )
Обычный сельский парень, без авторитетов.
Самым большим ударом для меня было открытие, что такие как я ни кому на... не нужны, и уж наше будущее тем более никого не интересует.
Наверное с этих мыслей и начинается протест )
(без темы) - oleg_kulagin - 13 сент, 2012 00:16 (UTC) - Развернуть
(без темы) - valerakruchkov - 13 сент, 2012 18:05 (UTC) - Развернуть
( 38 комментариев — Оставить комментарий )

Profile

я
valerakruchkov
valerakruchkov

Latest Month

Декабрь 2015
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Meg Stinett